Вечеря Господня

Сегодня – особенный день в жизни нашей церкви, день воспоминания о Христовой смерти за нас, воспоминания о той высочайшей цене, которой оценена наша с вами жизнь, воспоминания о том, какой безмерной любовью любит нас наш Творец, и, стало быть, какой ответной любви Он ожидает от нас с вами.

    Это – день воспоминания; однако, не просто "воспоминания", а совершения определённого действия, обряда или, как его ещё называют, таинства, учреждённого самим Господом Иисусом Христом во время Его последней трапезы со Своими учениками. Обратите внимание на слова Христа в Лук. 22:19: "Сие творите в Моё воспоминание". Впрочем, давайте не будем выхватывать отдельного стиха из его контекста, и прочтём весь этот отрывок, описывающий всё это событие в целом.  

От Луки 22 
 14 И когда настал час, Он возлег, и двенадцать Апостолов с Ним, 
 15 и сказал им: очень желал Я есть с вами сию пасху прежде Моего страдания, 
 16 ибо сказываю вам, что уже не буду есть ее, пока она не совершится в Царствии Божием. 
 17 И, взяв чашу и благодарив, сказал: приимите ее и разделите между собою, 
 18 ибо сказываю вам, что не буду пить от плода виноградного, доколе не придет Царствие Божие. 
 19 И, взяв хлеб и благодарив, преломил и подал им, говоря: сие есть тело Мое, которое за вас предается; сие творите в Мое воспоминание. 
 20 Также и чашу после вечери, говоря: сия чаша есть Новый Завет в Моей крови, которая за вас проливается.

    В Писании нет ни одного лишнего слова, а значит не случайно здесь Господь говорит именно так: не просто "помните обо Мне", а "творите это, делайте это, совершайте это, чтобы помнить обо Мне". Почему?

Ну, во-первых, видимо, потому, что Он нас с вами слишком хорошо знает, чтобы полагаться просто на наши чисто умственные и мнемонические способности (т.е., умение схватывать, усваивать и запоминать отдельные отвлечённые истины и факты).

По своему опыту скажу, что, например, довольно неплохо изучив английский язык в спецшколе, но не имея возможности упражнять эту способность в течение почти пятнадцати лет, я в итоге едва-едва умел связать два слова, когда приехал в Америку. И для меня, надо сказать, это было весьма шокирующим открытием: ведь все эти годы я полагал, что где-то на полочках моей памяти все когда-то заученные слова, выражения и грамматические правила продолжают храниться, и стоит мне лишь открыть рот, как из него польётся, ну, если не Шекспир, то уж по крайней мере – О'Генри. Каково же было моё удивление, когда я, во-первых, почти ничего не мог понять, а, во-вторых, ещё менее того умел выразить. И только окунувшись в общение с американцами и начав, таким образом, применять это своё почти забытое знание, я вдруг с не меньшим удивлением обнаружил, что оно не забыто насовсем, и постепенно, по мере необходимости возвращается ко мне, становясь не просто набором знаний, а необходимейшим навыком, умением, средством к существованию и инструментом для общения.

    Вероятно, и Христос хотел, чтобы мы не просто знали о Нём и не просто вспоминали о Его великой крестной жертве время от времени. Заповедуя нам "творить это в Его воспоминание", наш Господь, по всей вероятности, желал, чтобы память о Нём стала неотъемлемой и незаменимой частью нашей с вами жизни, и чтобы не от случая к случаю, а ежечасно и ежеминутно мы помнили о Его животворной любви к нам, духовно напитывались и насыщались этой памятью, буквально, жили ею. Отсюда же, кстати, возникла у христиан и традиция молиться Ему перед каждой едой:  

1-е Коринфянам 11 
 23 Ибо я от Самого Господа принял то, что и вам передал, что Господь Иисус в ту ночь, в которую предан был, взял хлеб 
 24 и, возблагодарив, преломил и сказал: приимите, ядите, сие есть Тело Мое, за вас ломимое; сие творите в Мое воспоминание. 
 25 Также и чашу после вечери, и сказал: сия чаша есть новый завет в Моей Крови; сие творите, когда только будете пить, в Мое воспоминание. 
 26 Ибо всякий раз, когда вы едите хлеб сей и пьете чашу сию, смерть Господню возвещаете, доколе Он придет.

    В нашей церкви Вечеря традиционно совершается раз в месяц. В большинстве православных церквей – за каждой литургией, т.е., как правило, по воскресным и праздничным дням. А поскольку каждый без исключения день согласно православному календарю посвящён тому или иному событию библейской истории, то и литургия а, следовательно, и причастие в крупных соборах и монастырях совершается каждый день (с другой стороны, огромное большинство православных людей причащается только раз или два в год – на Пасху и на Рождество, но это уже совсем иная история). Почему у нас – раз в месяц? Мы хотим, чтобы, с одной стороны, это таинство совершалась не слишком редко. Чтобы нам с вами достаточно часто предоставлялась возможность, собравшись вместе, покаянно принести наши души к ногам Христа с благодарностью за Его милость к нам. С другой стороны, нам не хочется, чтобы это событие стало слишком обыденным, слишком рутинным и будничным. Мы хотим, чтобы это было настоящим праздником для всей нашей церкви.

    Мне лично кажется, что если мы вчитаемся в слова апостола Павла: "...сие творите, когда только будете пить, в Мое воспоминание. Ибо всякий раз, когда вы едите хлеб сей и пьете чашу сию, смерть Господню возвещаете," – то каждая трапеза, каждый приём пищи и каждый глоток воды должны быть для нас поводом для воспоминания о Христе, благодарения Ему и прославления Его святого имени. Каждый завтрак, обед и ужин в кругу семьи, коллег по работе или даже в полном одиночестве – как бы "малая вечеря", "творимая в Его воспоминание". И, подобно тому, как Егонапоминание о Себе является не просто словом, а действием, точно также и наше воспоминание о Нём должно быть деятельным, действенным, а не просто словесным и умозрительным. Не случайно здесь употребляется глагол "творите", т.е., совершайте, делайте, а не просто "пребывайте в воспоминаниях и медитациях". И в этом – одно из принципиальных отличий нашей веры от столь многих религий и вероучений, призывающих людей оторваться от реальности и окунуться в нирвану, в чистое созерцание, во внутреннее "я" и тому подобное. Господь призывает нас к деятельной вере, к труду на Его благодатной ниве, а не просто к пребыванию в некоем "спасённом" состоянии. Апостол Павел пишет: "Бог производит в вас хотение и действие по Своему благоволению", а следовательно, мы должны богобоязненно и трепетно "совершать своё спасение" (Фил. 2:12-13). Смотрите, как много здесь глаголов действия!

    Случайно? Конечно, нет. Ибо сам наш Господь – необыкновенно деятелен. Ведь мог же Он просто быть, существовать, пребывать вне времени и вне пространства, и тогда не было бы ни нас с вам, ни этого чудесного мира, ни красоты, ни любви. Но ведь не было бы и зла, и боли, и ненависти и смерти, и существовал бы лишь Он, всесильный и предвечный Бог, вполне обходясь без нас и без нашего с вами мира. Так ведь нет! Он, "засучив рукава", взялся за дело сотворения мира и потом его одухотворения, зная заведомо, что это труд немалый, труд зачастую неблагодарный и, более того, труд крестный, который будет стоить жизни Его единственному Сыну!

    Как часто бывает, что мы спорим с человеком не верующим в Бога о том, есть Он или нет, как будто, по словам Клайва Льюиса, Богу только и дела, что быть. Мне кажется, гораздо убедительней всех наших слов, аргументов и доказательств Божия бытия было бы одно единственное свидетельство Его деяния. Например, того великого жертвенного и спасительного труда, о котором мы сегодня вспоминаем... нет, "творим воспоминание". Ведь, согласитесь, если бы Он просто "был", а не являл Себя постоянно в Своей благодати, то где бы мы с вами были сегодня, с нашими грехам, ошибками, слабостями и болезнями!

    Может быть, я один здесь такой, но мне, честное слово, порой становится страшно за то, сколько зла, разрушения и горя способно принести людям одно моё порочное желание, одно моё необдуманное решение, одно моё неверное движение. Вот, только на днях, возвращаясь откуда-то с семейством на машине, я на полной скорости (я давил на газ вместо того, чтобы остановиться, отдохнуть и продолжить путь) почти уснул за рулём, но, слава Господу, очнулся ещё до того, как вылетел на встречную полосу, по которой сплошным потоком шли машины. Если бы Господь просто "был" и с высоты небес безучастно наблюдал за нашим копошением там, внизу, то мне даже жутко представить себе, какую мясорубку я бы устроил там на шоссе. Слава Господу нашему, Иисусу Христу, что Он не оставляет нас даже там и тогда, где и когда мы и сами уже не властны над собою! Совершив свой искупительный подвиг, Он не почил во славе и почёте на небесах, а продолжает участвовать в нашей с вами жизни, ежедневно напоминая о Себе, свидетельствуя о Себе – делом!

    При этом, Боже меня упаси, принизить значение Его Слова! Наоборот, именно в Библии, в её характере, построении, в каждом её эпизоде, стихе и слове отражается чудная Господня любовь к нам, Его неусыпная и бережная забота о нас – и на земле, и в вечности. Я знаю по крайней мере десяток классических доказательств богодухновенности этой великой Книги, но лично для меня лучшим свидетельством того, что над ней трудился сам Дух Святой, является её собственная верность тому, что в ней проповедуется. Ведь как часто бывает, что очень верные на первый взгляд мысли выражаются в такой форме, что у нас просто не может не возникнуть сомнения в искренности их автора, а, следовательно, и в истинности их самих. Меня, например, всегда поражало, как это коммунисты надеялись, что кто-нибудь поверит в их "программы", "моральные кодексы" и проч. прокламации, в то время как они были написаны языком совершенно не человеческим, а каким-то слесарно-машинным. Не меньше сомнений вызывают у меня приторные голоса и лакированные улыбки в телевизионных рекламах (commercials). Вместе с ними или над ними можно посмеяться, но довериться им – Боже, упаси!

    Господь говорит с нами совершенно иным языком. Он делится с нами откровением о Себе именно так, чтобы мы были способны это откровение усвоить (а не просто запомнить!) и жить в соответствии с ним. Мы, конечно, можем выучить наизусть десять заповедей, подборку библейский стихов на каждый случай жизни, зазубрить "Отче наш" и "заповеди блаженства", и тогда нам, наверное, будет очень интересно вести теологические" беседы с единоверцами или яростные споры с противниками. Но если мы не будем, "творить воспоминания", т.е. заново переживать то, что Господь совершил, что Онпережил ради нас, значит Слово Его "упало на места каменистые", и не даст плода.

Сегодня мы собрались в этих стенах, чтобы Слово Его стало плотью, чтобы слова обрели жизнь, чтобы Его заповеди превратились в наши деяния. Мы "творим" сегодня это хлебопреломление, это причастие, эту вечерю в Его воспоминание. Пусть же соучастие в ней побудит каждого из нас к тому, чтобы ещё раз взглянуть на свою жизнь, ещё раз оценить её мерой Христовой крови и ещё раз принести Ему благодарность за хлеб и за вино – за Его преломлённое за нас тело и за Новый Завет любви, дарованной нам.

    И, может быть, для кого-то из нас это случится сегодня в первый раз. Если вы в душе своей, в глубине сердца признали Христа своим Господом и Спасителем и вверили себя Ему, то эта чаша и этот хлеб – для вас, и мы рады приветствовать вас за этой Господней трапезой. Аминь. 

Audio1

Audio2

Audio3