Люби ближнего твоего

Более восьмидесяти раз в тексте Писания встречается это слово – «ближний». Причём пять раз – в одном и том же сочетании: «люби ближнего твоего» - Мат. 5:43, Мат. 19:19, Рим. 13:9, Гал. 5:14 и – исходный стих – Лев. 19:18. Не знаю, кого как, а меня тот факт, что Господь упорно и настойчиво повторяет одно и то же простое слово или фразу, влагая их в уста разных авторов, заставляет думать, что на эти слова, вероятно, следует обратить особое внимание. И уж тем более они достойны внимания, если о них говорится, что в них – «весь закон и пророки».

Давайте же задумаемся над этими словами. Господь призывает нас любить ближнего, как самого себя. Ну, себя это понятно, а что значит – «ближнего»? Мне кажется, в этом слове кроется двоякий смысл:

Во-первых, «ближнего» значит – того, кто рядом со мной, в отличие от того или тех, кто удалён от меня или ограждён от меня и не имеет ко мне прямого отношения. Речь, таким образом, идёт о любви деятельной, а не просто умозрительной. Я могу любить или нелюбить северо-ирландских террористов или, того же Саддама Хусейна изо всех моих сил, но, если я не готов или не в состоянии хоть как-то воздействовать на них, будь то физически или молитвенно, называть эти чувства или, лучше сказать, убеждения любовью я просто не имею права. Помните, у Достоевского: «Легко любить человечество, трудно полюбить отдельного человека».

Итак, ближний – это прежде всего тот, с кем мы связаны – по собственной воле или силой обстоятельств. В любом случае, это тот – кого посылает нам Господь на нашем жизненном пути, требуя от нас любить этого человека или этих людей точно так, как мы любим самих себя. Самарянину Бог послал попавшего в беду путешественника. Давайте оглядимся вокруг и посмотрим, кого посылает Господь каждому из нас, для того чтобы любовь наша из умозрительной, книжной и отвлечённой стала деятельной, живой и истинно Христианской.

И тут мы подходим ко второму значению того же слова. Лично я открыл его для себя совсем недавно, хотя искал его, кажется, с тех самых пор, когда в первый раз услышал эту заповедь. Да, честно-то говоря, и не сам открыл, а вычитал у Сергея Аверинцева – замечательного нашего с вами современника, филолога и библейского переводчика.

Так вот, это второе значение слова «ближний» в греческом языке («плейсиос») означает «иной, другой, не такой как ты». Казалось бы, очень просто, но мне это значение далось не сразу, и только после того, как я приехал в Америку учиться в семинарии. В первый же день занятий всех студентов-иностранцев пригласили участвовать в международной молитвенной группе, и поначалу, мне это показалось довольно странно, что американцы собрали всех нас – японцев, датчан, бразильцев, бирманцев, русских и болгар – в одну кучу, предполагая, очевидно, что у нас должно быть много общих интересов и тем для совместных молитв. Но потом я понял, что для американцев, мы все – иностранцы, и нас всех, в их глазах, объединяет то, что мы «иные, другие, не такие как они» – «плейсион». Призыв Господа к нам «любить ближнего твоего, как самого себя», таким образом, означает не что иное, как «люби иного, люби не похожего на тебя, люби не согласного с тобой, люби отвергающего твои ценности и устои».

А как же тогда, скажете вы, нам следует понимать настойчивые увещавания апостола Павла к единству в Теле Христовом. Помните в Послании к Филиппийцам 2:2: «Имейте одни мысли, имейте ту же любовь, будьте единодушны и единомысленны». Не должны ли мы слиться в едином чувстве и одной единственной мысли? Думаю что нет, и ключевым здесь является слово «симфуксои» (единодушие), которое не случайно напоминает нам слово «симфония». Представьте себе такую «симфонию», когда все инструменты дружно и разом берут одну и ту же ноту и тянут её до бесконечности, стремясь слиться в едином порыве и, в данном случае, звуке. Сладостно ли это, с позволения сказать, музыкальное произведение будет для слушателя? Думаю, что не очень.

Не случайно, слово «един» употребляется в Новом Завете исключительно в отношении Бога, и в греческом оно означает «единственный, превосходный». Когда же речь заходит о нас с вами, то нигде мы не найдём ни призыва стать «единственными» подобно самому Господу, ни призыва стать одинаковыми, подобными друг другу. Наверное, если бы это входило в Божий замысел, Он и создал нас бы нас точными копиями друг друга. Насколько бы это было проще и экономичнее. И, кстати, насколько это было бы больше похоже на знакомый нам с вами коммунистический идеал всеобщего равнества, чем на Божественный замысел Царства Небесного.

И тут мы приступаем с вами к самой грани доступного человеческому разуму, ибо неминуемо перед нами встаёт вопрос: почему? Почему Господу было угодно сотворить нас такими непохожими друг на друга, такими «иными», такими «плейсион»? По-моему, дело в том, что любя «иного» человека мы с вами учимся любви Господей. Ведь Он тоже – «Иной», совершенно непохожий на нас с вами, зачастую несогласный с нами, подчас отвергаемый нами. Только научившись любить «ближнего», мы можем надеятся приблизится к Божией любви. Где это сказано: «To love another person is to see the face of God» - «Любить ближнего значит увидеть лице Господне»? Может быть, это – наш единственный шанс увидеть Его ещё в этой жизни. Давайте же не упускать его.

И давайте не жаловаться на козни сатанинские каждый раз, когда мы сталкиваемся с человеком, который не согласен с нами, не желает принимать наших убеждений или вкусов. Но будемте же радоваться и благодарить Господа за дарование нам ещё одной возможности приблизиться к Его светлому лику, за ещё одну возможность прославить Его в нашей жизни. Аминь. 

Audio1

Audio2

Audio3