О временах и сроках

 Пару лет тому назад у нас в World Relief, где я работаю, проходил практику один студент по имени Натан. В его обязанности входило позаботиться о самых первых и самых насущных нуждах семей беженцев, прибывающих в Миннесоту со всех краёв света. Как правило, ему приходилось иметь дело с поиском жилья, устройством детей в школу, взрослых – в классы по изучению английского и так далее. Многие из нас прошли этот путь сами или помогли пройти его своим друзьям или родственником, и мне не надо особенно подробно объяснять вам, как многохлопотно вдруг оказывается решение для новоприбывших даже самых, казалось бы, простых и житейских вопросов, не говоря уже о какой-то экстренной и особенной нужде. Но именно такой экстренный случай и достался Натану – через пару недель после прибытия в Америку семья ожидала прибавления, и Натан, мобилизовал на решении связанных с этим забот весь свой опыт ...девятнадцатилетнего неженатого юноши.

    А забот было не мало: от медицинской страховки, до приобретения одёжек и «дайперсов», выбора врача и обучения будущих родителей некоторым тутошним особенностям детородного процесса. И надо отдать ему должное – уже через несколько дней семья была окружена всей заботой, всем уходом и всем обилием, которое только может проявить эта страна, её люди и её церкви в отношении нуждающегося человека и, конечно, в особенности – человека только ещё нарождающегося в мир. Мы все с восторженным нетерпением ждали этого момента и радовались за вдруг проявившиеся таланты Натана – так чётко и эффективно всё организовать и обо всём позаботиться. И это – поверх его учёбы в колледже и основной работы! Только американцы умеют так распорядиться своим временем, так расписать его с точностью до минуты и так следовать этому расписанию, что только диву даёшься: как они успевают втиснуть в один день столько всего. Будто не 24 часа у них в сутках, а столько, сколько им хочется. Будто им, и только им, каким-то загадочным для нас образом удалось разгадать, что значит, согласно Еф. 5:15-16: «поступать осторожно, не как неразумные, но как мудрые, дорожа временем, потому что дни лукавы».

    Впрочем, на этот раз «дни» оказались «лукавее» Натана. Как выяснилось, он распланировал всё до последней детали, и «назначил» роды на тот день ...и час, когда у него не было занятий в колледже, и был выходной на работе. Он внёс его себе в календарь и сообщил об этом будущей мамаше. Она, понятно, спорить не посмела, полагая, что у них в Америке всё не так как у нас – каких только неожиданностей ей не пришлось испытать за эти первые дни! Сказано: «в следующую среду в 8 утра», значит, так тому и быть.

    Бедного Натана ждало великое разочарование: ни в 8 утра, ни в 8 вечера, ни в среду, ни даже в пятницу дитя не пожелало появиться на свет. Все его планы и расписания полетели в тартарары, и ему казалось, что земля стала уходить из-под его ног, когда то, что должно было случиться, то, чего мы все с таким нетерпением ожидали, то, к чему он так усердно готовился, вдруг оказалось ему совершенно неподвластно и происходило по совершенно своему собственному плану и расписанию. Вдруг оказалось, что, если ему хочется, чтобы событие это произошло в соответствии с его ожиданиями и планами, то это ему, Натану, придётся строить свои планы в соответствии с ним. А что, если время этого события неизвестно? Значит, и планировать что-либо – абсолютно невозможно. Нам требуется какая-то твёрдая точка отсчёта, начиная с которой мы можем выстраивать свои шаги и действия. Никакой проект, никакой календарь не имеет ни малейшего физического смысла, если он не привязан к некоему исходному пункту во времени. Мы, например, можем принимать таблетку за час до приёма пищи, если у нас есть достаточно оснований полагать, что таковой приём пищи состоится через час. А иначе – наше лекарство может оказать нам больше вреда, чем пользы. 

    Знание времён и сроков насущно в нашем повседневном житье-бытье, крайне желательно – в такие критические его моменты, как, например, рождение ребёнка, и жизненно важно – в отношении вечности, где нам с вами суждено провести большую часть нашей жизни. Источником этого жизненно важного знания для нас является Слово Божие, исходящее от Того, Кто эти времена создал и эти сроки учредил согласно Своему великому промыслу. Причём, это слово «великий» я в данном случае употребляю не оттого, что его как бы принято прибавлять ко всему, что имеет отношение к Богу, Его атрибутам или свершениям. Великим этот промысел является, кроме этого, ещё и в силу своих масштабов, включающих такие события, как сотворение вселенной и человека в ней, приход Сына Божия на нашу Землю и Его грядущее славное Второе Пришествие. И конечно, великим Божий промысел является по той первопричине, благодаря которой вся эта гигантская махина запущена в ход – бесконечной любви Господней, требующей выхода, переполняющей Его и изливающейся ныне на всё сотворённое Им.

    О начале осуществления этого промысла – сотворении мира – говорится в Книге Бытия, по-еврейски так и называемой (по первым словам её) – Брейшит, т.е. «в начале». Далее, читая страницы священной истории, мы узнаём о том, как промысел Божий открывался нам через Его пророков, как он вслед за этим реализовывался в жизни мира в целом, а также отдельных народов и конкретных людей. Следуя Библейскому рассказу, мы можем проследить, как в должные времена и сроки сбывались Его замыслы, осуществлялись пункты Его плана. При этом нам может казаться весьма удивительным, как это правители и целые народы оказывались порой глухи, нечувствительны и неотзывчивы к открывавшейся им в пророках истине, к предсказанию нависавшей над ними опасности или, наоборот, к готовой излиться на них чаше благословений Божиих. Ведь, казалось бы, имей мы перед собой подобный план будущих Божиих шагов и действий, ни за что бы мы ни совершили тех очевидных ошибок, в которые впадали наши предки; никогда бы мы ни пошли против Его верховной и благой воли. Правда? Вот только почему-то Господь не даёт нам знать о Своих дальнейших намерениях, а точнее, опять-таки о временах и сроках, когда этим намерениям суждено осуществиться, почему-то таит от нас дальнейшие ступени и этапы развития истории, которые предстоят нам или, может быть, детям нашим. 

Пеняя подчас на скудость наших знаний и представлений в отношении будущего, мы с вами при этом совершенно упускаем из внимания тот сам по себе удивительный факт, что развитие истории, вообще, имеет место. Большинство из нас воспринимает историю и время – линейно, т.е. как имеющую начало и определённое направление, и считает это как бы само собой разумеющимся, в частности, потому что об этом говорится в Писании. Люди, однако, далеко не сразу пришли к представлению о времени, как развивающемуся линейно и единонаправленно – от прошлого к будущему. До сих пор многие культуры и многие вероисповедания исходят из циклического видения мира и его истории, в особенности те из них, благосостояние которых в большей мере зависит от циклических, т.е., регулярно повторяющихся явлений мира: смены времён года, приливов и отливов, посевов, всходов и созревания растений, миграций птиц и животных и т.д. В их мифах и религиозных верованиях это представление отразилось в виде бесконечной череды перерождений, реинкарнаций, которые проходит всё сущее, и в том числе, человек, рождаясь, живя, умирая и вновь рождаясь, бесконечно, бесцельно и безнадежно. Впрочем, своего рода «надежду» некоторые, например, восточные религии Индии и Тибета видят в том, чтобы настолько отрешиться от мира, настолько умертвить себя ещё при жизни, чтобы, посредством этого, вырваться из заколдованного круга перерождений в сферу безмятежного и бесчувственного счастья – нирваны. В том или ином виде, с теми или иными национальными, культурными и историческими особенностями подобные верования царили в прошлом и поныне продолжают быть весьма распространёнными среди людей.

    Причём, даже естественные науки в течение долгих столетий развивались, исходя из того же постулата о круговом или циклическом строении мира: считалось, например, что, если к физическому телу не прилагать усилий, то оно само по себе будет двигаться по кругу, и, наоборот, условием прямолинейного движения считалось наличие какой-либо силы, нарушающей, якобы, круговую гармонию и равновесие. Бесконечность представлялась учёным исключительно в виде замкнутого круга, и этому образу мира в целом вполне соответствовало и богословие этих культур. Богу, в лучшем случае, отводилось место перводвигателя или некоей внешней силы, закрутившей колёса истории, но стоящей вне её и совершенно безразличной к тому, что само по себе, без всякого внешнего воздействия происходит в мире. Или же, наоборот, всё сущее полностью отождествлялось с Богом, и, таким образом, теряли всякий смысл человеческие попытки что-либо в этом мире изменить, как-либо на этот мир воздействовать, да и, вообще, как-либо к этому миру относиться, ибо всё – и добро, и зло, и любовь, и ненависть, и красота, и мерзость, и даже самое наше отношение к миру – есть Будда.

    А значит, нам ничего не остаётся, как отдаться на волю волн, отречься от всяких чувств, отрешиться от всего, что нам дорого в этом мире и погрузиться в безмятежное созерцание. Взамен этой довольно угрюмой надежде на «вечную смерть» в качестве избавления от бессмысленной жизненной муки, наш Бог предлагает нам картину бытия, исполненную не только смысла и целеустремлённости, но также красоты и радости поистине небесных: Его любовь положила начало миру, Его прекрасный образ отразился в творении, Его святость легла в основу морали и нравственности этого мира, Его милость позволила миру избежать кары за отступления и грех, Его Сын даровал миру спасение, Его Дух наполнил всё живое силой и мудростью, Его промысел даровал людям твёрдую надежду не просто на вечную жизнь, но на вечную жизнь с Ним Самим. Причём, Он именно «предлагает», но нисколько не навязывает нам Себя, ибо только на условиях личного и свободного от принуждения выбора достижение этой радости и благодати Божией оказывается возможным. Освобождая нас от цепи бесконечных и бесцельных страданий примитивных религиозных верований, Господь вовсе не намерен вновь закабалить нас какими-то Своими собственными непосильными узами условий и ограничений, но, напротив, открывает перед нами бесконечное богатство выбора наших решений, слов и поступков. Только таким образом – свободно и ответственно избирая добро, любовь, красоту, милость, мир, щедрость, мудрость и радость – мы живём достойно нашего Творца и нашего Отца Небесного, исполняя тот прекрасный замысел Божий, ради которого мы были вызваны к жизни из небытия. 

    Но как же нам, однако, следовать этому замыслу, если одной из самых существенных составляющих его нам знать не дано, а именно: как скоро наступят те времена и сроки, когда книга земной истории человечества будет открыта на последней её странице, и исполнится то, о чём проповедал нам Сам Спаситель.

    Мф. 24:3-8:  Когда же Он сидел на Елеонской горе, то ученики подошли к Нему наедине и спросили: скажи нам, когда это будет? и какой признак Твоего пришествия и конца века? Иисус ответил им: берегитесь, чтобы кто не ввёл вас в заблуждение, ибо многие придут под именем Моим, и будут говорить: "Я Мессия", и многих введут в заблуждение. Также услышите о войнах и о военных слухах. Смотрите, не ужасайтесь, ибо должно всё это произойти, но это ещё не конец: ибо восстанет народ на народ, и царство на царство; и будут голод, моры и землетрясения по местам; всё же это – начало болезней.

    Далее Христос говорит о гонениях и соблазнах, о мерзости запустения и, наконец, о проповеди Его благой вести во всей вселенной, как признаках приближения Его пришествия и Конца века. Но, главное, с чего Христос начинает Свой ответ ученикам, чем заканчивает Его, чем проникнуты все его проповеди о Втором Пришествии, и чем, в дальнейшем будут наполнены послания апостолов на эту тему, это – многочисленные и настойчивые предупреждения: берегитесь искушения предсказывать, вычислять и предугадывать этот совершенно особый в истории мира день и час. Вслед за описанием каждого из признаков приближения конца истории, неизменно следует и увещевание: да, всё это будет происходить на ваших глазах, и, тем не менее, Второе Пришествие наступит совершенно неожиданно и внезапно – «аки тать в нощи». То есть, все эти признаки и знамения даны нам исключительно ради предостережения от заблуждений, а вовсе не ради того, чтобы очертить для нас временные рамки человеческой истории.

    1 Фес. 5:23: О временах же и сроках нет нужды писать к вам, братья,  ибо вы сами достоверно знаете, что день Господень так придёт, как вор ночью. Ибо, когда будут говорить: "мир и безопасность", тогда внезапно постигнет их гибель, подобно как мука родами постигает имеющую во чреве, и не избегнут.

    «Как же так?» – возмущается наш разум и наша задетая за живое гордость: «Нам, верующим в Тебя, просвещённым Твоим Словом, приближённым и поверенным в Твои тайны, подчас рискующим и даже жертвующим ради Тебя и служения Тебе свей жизнью, должно же быть открыто больше, чем всему остальному миру. А иначе, откуда же нам черпать уверенность в том, что мы этого часа не упустим? И, кстати (пытаемся мы иногда спекулировать), нам намного легче было бы приводить не знающих Тебя к вере, если бы мы могли им точно сказать, сколько времени у них осталось на размышление». Я сильно подозреваю, что именно это было на умах и самих апостолов, когда они задавали Господу этот вопрос на Елеонской горе. Не даром же и Матфей, и Марк отмечают, что задали они его Христу «наедине», т.е., очевидно смущаясь самого вопроса и не желая, чтобы кто-либо услышал его.

    Мк. 13:3-4:  И когда Он сидел на Елеонской горе напротив храма, Пётр, Иаков, Иоанн и Андрей спрашивали Его наедине: скажи нам, когда это будет, и какой признак, когда всё это должно совершиться?

    И как всегда, Иисус обращает их ограниченный и исполненный скрытой человеческой гордости вопрос, в величайший урок Божественного смирения и истинной мудрости.

    Мк. 13:32: О том дне же, или часе, никто не знает, ни Ангелы на небесах, ни Сын, но только Отец.

    Не каким-то особым таинственны, сокровенным, эзотерическим знанием о последнем дне и часе спасёмся мы от Господня Суда и воскреснем к вечной жизни, а – подобно Самому Иисусу – полным доверием к Тому единственному, в Чьей власти будет карать и миловать, в Чьём промысле ещё прежде всех времён содержался этот день, и по Чьей милости нам даровано, вообще, знать о том, что такой день когда-либо настанет. Вопрос, таким образом, состоит не в том, что мы знаем о временах и сроках, а в том, насколько мы доверяем самому Источнику всякого знания.

    Не в знании, оказывается, дело! С точки зрения фактологии о признаках Конца Света мы знаем не так уж мало. Я насчитал больше двадцати пяти отрывков, где о нём говорится весьма подробно и с приведением самых красочных деталей, не говоря уже о многочисленных упоминаниях этого события на протяжении и Ветхого, и Нового Заветов. Из этого нельзя не заключить, что само по себе это событие чрезвычайно важно, и все эти детали нам знать совершенно необходимо как раз для того, чтобы избежать искушений, в этих отрывках описанных. Пытаться, однако, с их помощью высчитать час Второго Господня Пришествия, значило бы с нашей стороны, попытаться стать чуть-чуть святее, мудрее и прозорливее самого Христа. Такая попытка должна, казалось бы, представляться нам смешной, если ни кощунственной, но, удивительное дело, что ни год, появляются всё новые прорицатели, всё новые толкователи, якобы, таинственных и только им открывшихся знаков.

    Начало ХХ столетия, ознаменовавшееся особенно резкими мировыми катаклизмами, дало и особенно богатый урожай таких вот горе-провидцев, пытавшихся «назначить» Конец Света, подобно тому, как мой друг Натан, назначал роды, и потом подгонявших под эти даты свои богословские системы и подтасовывавших зловещие знамения, будто бы с неоспоримой логикой доказывавшие их правоту. Угрозой скорого и беспощадного суда они принуждали людей вступать в их секты и принимать их доктрины, что, якобы, должно было спасти их от надвигающейся кары. Но, как известно, богословие способно оказывать такое же влияние на спасение человека, как астрономия – на движение планет. Никакая, даже самая изощрённая богословская система, не говоря уже об этих по большей части неглубоких и неоригинальных учениях, сама по себе, ни на йоту не приближает человека к Богу, но очень часто, напротив, заводит его ещё глубже в дебри вполне мирских увлечений, будь то власть, богатство, тщеславие или что-то ещё.

    Так основатели секты Свидетелей Иеговы, например, назначили Второму Пришествию состояться на 1 октября 1914 года. Дата эта, впрочем, несколько раз по понятным причинам уточнялась и переносилась, но, в конце концов, было решено, что Христос всё-таки явился на землю, но – «незримо» и «духовно». Что они при этом делают со словами самого Господа из Мф. 24:27 – «как молния исходит от востока и видна бывает даже до запада, так будет пришествие Сына Человеческого» – я ума не приложу, но последователей этой секты, как ни странно, и ныне, спустя почти столетие после этого не вполне удачного пророчества, насчитывается по всему миру сотни тысяч.

    Мф. 24:12: И тогда соблазнятся многие, и друг друга будут предавать, и возненавидят друг друга; и многие лжепророки восстанут, и многих введут в заблуждение.

    Как же нам избежать его? Как нам жить, не зная наверняка, насколько именно «приблизилось Царство Небесное» (Лук. 10:9), и насколько нам ещё запастись терпением до Конца Света? На часы, на месяцы, на годы или, может быть, на столетия? И ответ на это очень прост – да. То есть, дело не в том, сколько времени пройдёт до наступления этого славного и грандиозного дня, а в том, что этот день непременно и неминуемо наступит для каждого человека, когда-либо жившего на земле. Как это возможно? А почему бы и нет? Ещё каких-нибудь полсотни лет назад это звучало бы как похожая на миф или сказку полуфантастическая гипотеза, но сегодня, благодаря Эйнштейновской теории относительности, уже ни для кого не секрет, что время, кроме того, что оно линейно, ещё и не однородно, и при каких-то условиях течёт быстрее, а при других – медленнее. Например, при достижении физическими телами околосветовых скоростей года становятся секундами. Тысячелетие земной жизни для объекта, мчащегося нам навстречу, длится, может быть, какие-то мгновения. Нигде в Писании не говорится о том, на каких скоростях способны передвигаться духовные существа, ангелы, или, скажем, человеческие души, но, судя по некоторым косвенным признакам – отсутствию сопротивления среды, отсутствию собственной массы – весьма и весьма быстро. А значит, и Царство Небесное для них может наступить гораздо раньше, чем мы привыкли об этом думать.

    Причём, как оказалось, не только время не однородно, но и пространство, при определённых условиях, например, в сильных гравитационных полях, искривляется, а, значит и смысл самого слова «приблизилось» может означать, что Царство Небесное, на самом деле, намного ближе, чем нам когда-либо представлялось. Не буду, впрочем, слишком далеко забираться на территории, для меня малоизвестные, но замечу лишь, что слова Христовы: «Истинно, истинно говорю вам: наступает время, и настало уже, когда мёртвые услышат голос Сына Божьего и, услышав, оживут» (Ин. 5:25) – вероятно, имеют, кроме духовного, ещё и самый прямой физический смысл. И, может быть, именно потому Господь так упорно избегает сообщения нам точной даты, что для каждого живущего она оказывается особой, ибо со смертью человека время теряет для него свою однородность (а может быть и линейность?), замедляется или даже замирает вовсе, а, следовательно, и воскресение, и Второе Пришествие и Конец Света наступают как бы сразу же или вскоре после этого.

    А стало быть, дело не столько в том, когда по земному летоисчислению Христос явится на Землю, сколько в том, когда, в какой момент нашей жизни каждый из нас предстанет пред Его светлые очи. Вот тогда-то для этого человека и наступит Второе Пришествие. И нас не должны ни смущать, ни тем более искушать какие угодно «зловещие» события, происходящие в нашей стране или во всём мире. Если мы по-настоящему и до конца верим Христу, то нам следует смиренно и радостно согласиться с тем:

    - что, во-первых, Он явится на Землю в точном соответствии со Своим обетованием,

    - что, во-вторых, нам не должно и не может быть известно, когда это произойдёт,

    - и, наконец, в-третьих, что жить нам следует так, как если бы Конец Света наступил в следующее мгновение нашей жизни, ибо в одно из них, так оно и случится.

    Знал ли мой отец, всю свою жизнь веровавший в Бога, что предстанет он Господу в 79 лет? Знала ли моя мама, уверовавшая и крестившаяся всего за несколько месяцев до смерти, что болезнь её будет такой скоротечной? Знаете ли вы, сколько ещё дней или лет осталось вам ждать встречи с Господом лицом к лицу? Как остроумно заметил математик и мыслитель Блез Паскаль, если вы уверуете и окажется, что вы ошиблись, вы, во всяком случае, ничего не рискуете потерять, если же не уверуете и ошибётесь, то рискуете потерять слишком много. Те же из нас, кто уже уверовал,

    Мф. 24:42-51: ...Бодрствуйте, потому что не знаете, в который час ваш Господь придёт. Но это вы знаете, что если бы хозяин дома ведал, в какую стражу придёт вор, то бодрствовал бы и не дал бы подкопать своего дома. Потому и вы будьте готовы, ибо в который час не думаете, придёт Сын Человеческий. Кто же верный и благоразумный раб, которого его господин поставил над своими слугами, чтобы давать им пищу вовремя? Блажен тот раб, которого его господин, придя, найдёт поступающим так; истинно говорю вам, что поставит его над всем своим имением. Если же тот раб, будучи зол, скажет в своём сердце: не скоро придёт мой господин, и начнёт бить своих товарищей и есть и пить с пьяницами, –  то господин того раба придёт в день, в который он не ожидает, и в час, в который не думает, и рассечёт его, и подвергнет его одной участи с лицемерами; там будет плач и скрежет зубов.

    Итак, бодрствуйте!

    Аминь.

Audio1

Audio2

Audio3