С новым годом!

Сегодня мне хотелось бы обратить ваше внимание на слова из Писания, которые мы часто пропускаем, даже несмотря на то, что набраны они всегда самым крупным шрифтом. Давайте откроем наши Библии на самой первой странице – сразу после обложки. Те из вас, у кого не полная Библия, а только вторая её часть – просто прочтите название той книги, которая у вас в руках.

Библия – Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета

или просто – Новый Завет

Эти слова не случайно вынесены в самое начало или даже на обложку Книги, представляющей из себя Слово Божие, и сегодня я приглашаю вас порассуждать над их значением в Библии и, что на самом деле гораздо важнее, над их значением в нашей жизни. Я не случайно выбрал эту тему именно сейчас, накануне наступления Нового Года, когда мы по традиции оглядываемся назад, на год прошедший, поводя итоги пережитого, и строим планы или, по крайней мере, загадываем желания на год грядущий. Впрочем, дело, конечно, не только в людской традиции, но также и в том, как это было заведено в мире самим Богом. Ведь не случайно одним из первых Его творений было именно учреждение летоисчисления, т.е. упорядоченного течения и, соответственно, восприятия времени:

И Бог сказал: да будут светила на тверди небесной для отделения дня от ночи, и для знамений, и времён, и дней, и годов (Быт. 1:14).

«Для знамений» – то есть, чтобы Он мог определённым промежуткам времени – дням, годам, столетиям придавать – а мы, в свою очередь, могли в них узнавать определённый смысл и содержание; чтобы наша жизнь была не просто, как это поётся в популярной песне, «миг между прошлым и будущим», но имела для нас значение, причём, то самое значение, для которого мы и были рождены на свет. Поэтому так важно помнить и ценить каждый год, каждый день, каждый час нашей земной жизни – ведь она нам дана ...на время.

Итак, первым значением времени и смены времён является выделение и осмысление определённых значимых периодов в нашей жизни: прошедшей, настоящей или будущей. Мне очень по душе пришлось предложение нашего пастора Павла: в конце этого года наметить для нашей церкви на грядущий год определённые молитвенные нужды или прошения. Это позволит нам яснее представлять себе, чем должна заниматься наша церковь в наступающем году, в чём просить Бога о помощи и, если надо, чуде, чтобы молитвы наши и, вообще наши взаимоотношения с Богом, были не отвлечёнными и расплывчатыми, а реальными и конкретными, отражающими реалии и конкретности нашей жизни.

У нас в семье принято молиться перед едой, и мы часто поручаем это нашим детям. Так вот Аня, когда ей было, наверное, лет пять молилась примерно следующим образом: «Боже, сделай так, чтобы всем было хорошо, и чтобы всё было хорошо, и чтобы никто не болел». Для детского сознания, конечно, и это было замечательно, но сегодня ни нас, ни её, ни, вероятно,  Бога такая молитва уже не устроила бы. Надеюсь, в наступающем году мы все сможем вырасти, как выросла Аня, в наших отношениях с Богом, и Он станет для нас ещё ближе, ещё реальнее и ещё живее.

В чём же ещё заключается смысл наступающего Нового Года, и, вообще, годового жизненного цикла? Почему так много праздников заповедал Господь отмечать именно раз в году: праздник Первых Плодов, праздник Жатвы и, наконец, праздник Пасхи, когда входил во Святая Святых Иерусалимского Храма...

Однажды в год один только первосвященник, не без крови, которую приносит за себя и за грехи неведения народа (Евр. 9:7).

Заметьте, что «неведение» Закона Божия являлось и является грехом, ибо ни они, ни мы не можем спрятаться за оправданием, что Слово Боже не было нам проповедано. Мы можем лишь покаяться в том, что по гордости ли, по забывчивости или по какому-то иному резону мы отказались слышать или слушаться его. На этот случай Господь и заповедал ежегодные праздники, поминовения тех важнейших свидетельств Его милости к людям, которые Он явил в течение человеческой истории. И, видимо, мы так Им устроены, что одного такого напоминания в год нам по идее должно быть достаточно, чтобы события эти живо и ярко стояли в нашей памяти. С другой стороны, этот срок не так велик, чтобы мы могли забыть о своих долгах и прегрешениях перед Ним или, наоборот, о поводах для благодарности Господу. По видимому, нам с вами надо окинуть взором всё происшедшее с нами, с нашими семьями, нашей церковью, нашей страной за прошедший год, и вознести Господу жертву покаяния и благодарения. К счастью, нам с вами нет нужды ни в первосвященниках, ни в кровавых приношениях – эту честь и эту участь взял на Себя Христос, став нашим Верховным Пастырем и Совершенным Агнцем.

Итак, вторым значением новогоднего празднества должно быть не просто осмысление, но и оценка этого периода в нашей жизни и выражение нашей раскаянности в «грехах неведения» и нашей радости от прощения этих грехов.

А, если эта «духовная жертва» была принесена, и всё прошлое было предано на суд, оправдание и прощение Божие, то Новый Год может стать началом совершенно новой жизни. И дело тут не только, и даже не столько в символизме цифр и календарных дат, сколько в самой природе человека: даже осознавая необходимость, принимая решение и зная, как изменить свою жизнь, человеку бывает чрезвычайно трудно это сделать сразу по нескольким причинам.

Во-первых, нам мешает инерция, привычка, заведённый порядок жизни, заставляющий нас, подчас бессознательно, следовать ему, подчиняющий нас своему накатанному ходу, влекущий нас туда, «куда все», «как всегда» и «как везде». Мы можем быть очень хорошо образованы, информированы, убеждены, вдохновлены и исполнены самых высоких чувств и лучших побуждений, но как-то всё не можем найти подходящего момента, чтобы, наконец, эти намерения привести в действие. Причин может быть вполне достаточно, но ведь нужен ещё и повод, толчок, какая-то точка отсчёта. Мне лично для этого непременно требуется понедельник, причём, желательно, чтобы он совпал с первым числом какого-нибудь месяца: начинать всегда легче с чистого листа. И, конечно, трудно придумать лучшее время для изменения привычного хода жизни, чем начало ещё совершенно нового, ещё не обретшего своей собственной инерции года. Я знаю, что многим, приходящим в нашу церковь, людям уже давно не надо ничего объяснять, ни в чём убеждать, ничего уточнять – я посвятил себя Господу, когда и десятой доли не знал о Нём из того, что они уже знают, с чем соглашаются и чему готовы следовать. Может быть, вы сделаете себе, нашей церкви и самому Господу Богу такой новогодний подарок? Можете при этом не повязывать своё сердце бантиком и не складывать его под ёлку – вручите его Богу под Новый Год лично, и вы увидите, как изменится, преобразится даже самая рутина вашей жизни.

Впрочем, как говорится в одной русской поговорке, «рад бы в рай, да грехи не пускают». И дело, как правило, оказывается не грехах пред Богом, которые Он будет рад нам простить, если мы у Него этого прощения попросим, а в тех долгах перед людьми, тех обещаниях, явных или подразумеваемых, которые мы кому-то когда-то дали, кому-то когда-то задолжали. Не сегодня и не вчера вступив в жизнь, мы постепенно оказываемся опутанными разного рода обязанностями и обязательствами, которые хотя и позволяют нам принимать какие угодно благие решения, но вместе с тем не дают и шагу ступить к их осуществлению: я бы и рад перейти на новую работу, но как порвать со всеми теми отношениями, привычками и обычаями, которые сложились на прежней; я бы и рад вдруг стать примером подражания для своих детей, но что поделать с тем образом, который уже сложился обо мне в их сознании; я бы и рад перестать пользоваться кредитной карточкой, залезая во всё более и более глубокую долговую яму, но что поделать с теми долгами, которые я уже успел наделать, и т.д. и т.п.

Помните богатого юношу, спросившего у Христа, что ему следует делать, чтобы войти в жизнь вечную? Однажды, как раз под Новый Год...

...некто, подойдя, сказал Ему: благой Учитель! что мне сделать доброго, чтобы иметь вечную жизнь? Он же сказал ему: что ты называешь Меня благим? Никто не благ, как только один Бог. Если же хочешь войти в вечную жизнь, соблюди заповеди. Говорит Ему: какие? Иисус же сказал: не убивай; не прелюбодействуй; не кради; не лжесвидетельствуй; почитай отца и мать; и люби твоего ближнего, как самого себя. Юноша говорит Ему: я сохранил всё это от моей юности; чего ещё недостает мне? Иисус сказал ему: если хочешь быть совершенным, пойди, продай твоё имение и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мной. Услышав это слово, юноша отошёл с печалью, потому что у него было большое имение. (Мф. 19:16-24)

Будучи человеком праведным и, похоже, совершенно искренне ищущим Царства Небесного, он, я уверен, трезво взвесил цену своего тленного богатства и бесценное нетленное вечное блаженство и, как и всякий бы на его месте, решил в пользу вечной жизни. Но – что о нём подумают его друзья, родственники, соседи, бывшие одноклассники по хедеру, сотрудники по бизнесу, члены поместной синагоги, городские власти? И потом, легко сказать «продай имение твоё и раздай нищим»! А как прикажете быть с только что заключённым выгодным договором? А что делать с теми должниками, которые смогут отдать заем только к осени? Следовать за Христом само по себе, спору нет, дело хорошее, но нельзя же всё так вдруг и бросить! Мне кажется, именно этим был опечален юноша, и именно это имел ввиду Христос, говоря, что «трудно богатому войти в Царство Небесное» – уж очень много всякого рода уз, оков, обязательств и, как ни странно, долгов связывают богатого человека. Лев Толстой в «Войне и мире» писал об этом же, приравнивая царя-императора, казалось бы находящегося на вершине власти, а на самом деле, со всех сторон окружённого условностями и скованного в своей личной свободе выбора, к последнему рабу, крепостному крестьянину, не властному даже над своей собственной жизнью. Не оказываемся ли мы с вами подчас в своём стремлении к финансовой состоятельности и материальной независимости рабами всего того, что, по идее, эту свободу нам должно было обеспечивать? И, может быть, конец старого года и начало нового поможет тем из нас, кому подобно богатому юноше не хватает решимости встать на новый жизненный путь, ведущий за Христом к жизни вечной.

При этом я отлично знаю, как особенно трудно это бывает для русского человека – не важно, еврея, украинца или казаха – выросшего в окружении русской культуры, быта и традиции, столь склонных к идеализации прошлого и с сомнением и подозрительностью относящихся ко всему новому, непроверенному временем и опытом предков. Для американцев, например, всё как раз наоборот: новое – почти автоматически означает лучшее. Новый компьютер – мощнее и надёжнее старого! Новый дом – удобнее и престижнее старого! Новая технология – экономичнее и перспективнее старой! Америку, кстати, так и называют «Новым Светом» – лучшим, современным, обращённым в будущее, в отличие от «Старушки Европы», дорожащей своими древностями, традициями, своей многовековой культурой. Заметьте, что ведь русские люди тоже открыли Америку, и одними из первых поселенцев на западном её побережье от Аляски и до Калифорнии были наши с вами предки, православные монахи-миссионеры, перебравшиеся через Берингов пролив и основавшие там свои монастыри, скиты и общины. Но, похоже, кроме них, никто в России не оценил этой уникальной возможности: начать жизнь сызнова на новом месте, в новом мире, т.е., в «Новом Свете», оставив позади весь груз отживших традиций, бремя долговых обязательств, путы условностей и обрядов, но бережно сохранив при этом то, что истинно, нетленно и богодухновенно – Библию и Тело Христово, т.е., Его Церковь. Нам с вами – иммигрантам, беженцам, переселенцам – Господь, похоже, дарует эту редкую возможность начать жизнь сначала, и от нас с вам зависит, насколько мы её используем: будем ли мы, подобно богатому юноше, держаться нашего прежнего «богатства» или...

А возможно ли, спросите вы, вообще, начать жизнь сначала, как если бы всего того, что тянет нас назад и вниз не было вовсе? Для Бога это дело вполне осуществимое, и примером тому может служить сотворение им мира из ничего – пустоты и хаоса. Первая книга Библии, по-русски «Бытие», по-английски «Genesis», в которой описывается это самое первоначальное творение, на иврите так и называется по первому её слову «Брейшит», т.е. «в начале». Бога в акте творения не ограничивали ни традиции, ни привычки, ни прежние долги или обязательства. Он творил наш мир исключительно по Своему собственному благоволению, не будучи ничем принуждаем или ограничен. И сотворённому по Его образу и подобию человеку Бог даровал эту же полную свободу – знать Его благую волю и следовать ей, не испытывая нужды в соблюдении каких-то условностей и традиций. Ах, как мне бы хотелось оказаться на месте этого Адама, только что вступившего в жизнь! Ах, как бы мне хотелось свою собственную жизнь начать, как Адам, с чистого листа!

Впрочем, как мы знаем, первому человеку это помогло лишь отчасти и лишь на время, и вот, несколько поколений спустя вследствие греха и порока, через Адама вошедшего в мир и распространившегося в мире, Бог насылает всемирный потоп, смывший с лица земли всю заполонившую её скверну. Тем самым, Он как бы дарует миру «вторую попытку»: начать всё сызнова, как будто не было Каинова братоубийства, как будто не было растления всей земли, ...всего пять глав тому назад сотворённой Богом «хорошей весьма». Надо ли говорить, что и этот второй шанс человечество упустило так же бездарно, как и первый. Любой из нас, наверное, обратись к нам Господь за советом, считал бы вопрос с человечеством ...исчерпанным и поставил бы на нас, людях, большой и жирный крест.

Господь же, по великой Своей милости к нам, этот крест решил взять на Себя, предоставив Своему любимому творению ещё одну на этот раз, по Его же словам, последнюю попытку начать новую, вечную, совершенную жизнь. Приняв наказание за наши грехи и оплатив этим самый великий долг, которым мы были обременены за совершаемую нам неправду, Христос предлагает нам заключить с Ним Новый, основанный на Его крови, Завет (договор двух сторон): Он доверит нам вечную жизнь в Царстве Небесном, если мы, со своей стороны, доверим Ему наши бренные тела и грешные души. «Sounds like sweet dealhuh!» Но как же нам, спросите вы вслед за Никодимом, начать эту новую жизнь, если мы, что называется, по самую макушку увязли в жизни прежней, мирской и суетной?

Иисус ответил ему (нам с Никодимом): истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится свыше, не может увидеть Царства Божьего.... Не удивляйся тому, что Я сказал тебе: вы должны родиться свыше (Ин. 3:3, 7).

Причём в греческом оригинале ни про какое «свыше» или «сниже» и помину нет, а употребляется здесь слово «anwqen», означающее – «снова, заново», т.е. опять-таки, родиться, не влача за собой больное, поражённое грехом тело и израненную, немощную душу, а начав жизнь в новом, возрождённом теле и с новой, возрождённой Христом душой.

В этом – суть Нового Завета и содержание новозаветной истории человечества. И со Христа начинается не просто новое летоисчисление (до Р.Х – по Р.Х.), с Рождества Христова начинается новое время, когда всему человечеству и каждому человеку в отдельности даруется эта последняя попытка, этот последний шанс. Реализуем ли мы его?

И ещё, возвращаясь к названию двух разделов Библии. Что такое Новый Завет, мы с вами более или менее уяснили: это – тот новый «уговор» между Богом и человеком, который каждый из нас заключает или отвергает в своей жизни, а точнее, самой своей жизнью. Ветхий же Завет был заключён задолго до нас, а потому ни упразднить, ни уточнить, ни обновить его мы уже не можем. Всё, что мы можем сделать по этому поводу, это – следовать или не следовать ему. А значит ни в коем случае не надо воспринимать слова «ветхий» или «старый» в смысле «обветшавший» или «устаревший», ибо Завет этот остаётся в полной силе и распространяется на нас с вами, покуда мы не совершим, т.е., не исполним его заключением Завета Нового.

Произошло ли это с вами в уходящем году? Или в одно из прошлых лет? А, может быть, вы только и ждёте повода, чтобы вверить себя Богу и принять от Него дар совершенно новой, снежно чистой, свободной от греха и вечной жизни? На всей земле наступает Новый Год, но наступает ли в вашей жизни, в настоящем смысле, Новый Год?

Аминь.

Audio1

Audio2

Audio3